СлайдшоуСлайдшоуСлайдшоу

ПЛАН МЕРТВОГО

2 года из жизни «самого счастливого поселка»

Почти 2 года Совиньон сотрясает от постоянных провокаций внутри престижного поселка и давления на его жителей. Многие совиньоновцы доведены до крайней степени отчаяния, запуганы местной обслуживающей организацией, живут под угрозами остаться без жизненно необходимых света и воды. Жителей напрочь лишили права на местное самоуправление, за них судьбу их территории решают ушлые предприниматели, считающие себя хозяевами жилого массива. Пожалуй, такого положения дел нет даже на окраинах Слободки, поэтому былое клише «элитный» уже просто не вяжется с названием «Совиньон».
Как получилось, что жители и администрация поселка стали противоборствующими сторонами? Ответ на этот вопрос нужно искать в одном человеке, чья фамилия в последнее время звучит в Совиньоне чаще, чем фамилия основателя поселка Александра Сачкова. Это Эдуард Мертвой, «простой цеховик», владелец совиньоновских недостроев, бывший общественник поселка, а ныне – главный претендент на роль его хозяина.
Появление и развитие такого явления, как Мертвой – это шахматная партия с виртуозно продуманными многоходовками, в которой при любых оставшихся раскладах основатель Совиньона Сачков проиграет, потеряв свое детище, а вместе с ним – и уважение совиньоновцев. Почему и как – далее в статье.

Это я, Эдичка, или Спортлото-82

Начнем с биографической зарисовки о нашем персонаже. Бизнесмен Мертвой «вырос» из кооперативного движения конца 80-х – начала 90-х. С открытием первых общепитовских точек помогла еврейская мама, знавшая толк в советском продторге, а брат Геннадий стал зарабатывать на будущий бизнес, «ходя» в моря. Соучредитель ЧП «Айзберг» и одноименного ресторана, Эдуард Петрович получал небольшую «зарплату», плюс-минус 1000 грн., зато везло ему почти каждый месяц в различных лотереях. Выигрывал он десятки тысяч гривень, а то и «ценные призы» подороже этих сумм.
Со временем, по информации источников, близких к семье Мертвых, Эдуард в прямом смысле кинул своего родного брата, заявив, что тот не имеет никаких прав на ресторан, и выбросил последнего из бизнеса. Внутрисемейный конфликт и первый рейдерский опыт Эдуарда привели к тому, что Геннадий даже сменил фамилию и фактически отрекся от семьи.
Позже не раз детский комплекс изгоя, сформировавшийся еще со школьной скамьи, когда весь класс объявлял Эдичке бойкот за стукачество, клеветничество и «не ту» национальность, руководил Эдуардом Петровичем в желании любой ценой быть в центре внимания, правда, все теми же методами: манипуляциями, ложью, подкупом союзников.
Пренебрежение моральными нормами и способность идти по трупам сделало Мертвого успешным бизнесменом. Он оброс «мышцами» в виде более крупных объектов, таких, как товарные склады в районе рынка «7 км», которые он на протяжении многих лет сдает «Эпицентру».
Немалый бизнес-интерес у Мертвого всегда вызывал и Совиньон. Вначале это было приобретение земельных участков под застройку. Но когда объекты Мертвого, находящиеся на разных этапах строительства, в основном в микрорайоне «Люстдорф», стали мертвым грузом, Эдуард Петрович взялся за общественную деятельность. В борьбе «за правду» он увидел совершенно новые для себя перспективы.

Оппозиционный трамплин, или принцип «злого-доброго копа»

Привел Эдуарда Мертвого, жителя Совиньона-1, в общественную деятельность бывший соратник Сачкова некто Скуднов – персона не столь значимая, но решавшая в поселке все газовые дела, включая прокладку коммуникаций и получение жителями всех разрешительных документов на пользование газом. С одной стороны, работал за свой хороший процент, с другой, помогал Сачкову создавать в поселке на средства жителей инженерные сети.
Так вот, порекомендовал Скуднов Мертвого в правление кооператива «Люстдорф» – как «своего», «правильного» жителя, который не будет конфликтовать с интересами Сачкова. Да, собственно, правления всех кооперативов в поселке формировались по этому принципу – лояльности и преданности. И Мертвой об этом прекрасно знал, на время примерив «овечью шкуру».
К тому времени в «Люстдорфе» произошла первая кадровая встряска – с шумом был отстранен от работы исполнительный директор кооператива Игорь Громко. Только приближенные к Сачкову знали настоящую причину увольнения – директор не делился доходом от махинаций с дроблением участков с верхушкой совиньоновской пирамиды, а это в поселке, управление которым построено на наживе, – самый большой грех. Затем на должность директора кооператива Сачков назначил хозяйственника, но и тут все оказалось не так гладко. Народ уже начал интересоваться принадлежностью инженерных сетей, предоставлением отчетности по затратам кооператива, да не на словах, а в реальных финансовых документах. Понимая, что нарыв назревает, Мертвой решил возглавить это оппозиционное движение, объединив вокруг себя самых активных жителей Люстдорфа.
Спрашивается, зачем это нужно было Эдуарду Петровичу? Ответ на поверхности: это был самый короткий путь в кабинет Сачкова, чтобы, показав свою силу, начать с ним договариваться.
Агрессивная политика Мертвого, вплоть до атак на кабинеты финансовых сотрудников администрации Совиньона и попыток изъять бухгалтерские документы, заставила Александра Сачкова очнуться от иллюзии, что в Совиньоне все хорошо, в которой его держали приближенные.
На пике страстей Мертвой становится «исполняющим обязанности» председателя правления кооператива «Люстдорф», формирует правление по принципу преданности и начинает договариваться с основателем Совиньона, рассказывая Сачкову, что только он знает, как спасти положение, чтобы в поселке не случилась революция. Принцип «злого-доброго копа» сработал, и Мертвой переметнулся из оппозиции – во власть.
Ну, в общем, предать людей, которые его на руках внесли в кабинет Сачкова – вполне достойно Иуды.

«МИР ТВОЙ – СОВИНЬОН», или что скрывается за этой игрой слов

Очень понравилась Эдуарду эта игра слов. Фамилия у него – не очень созвучная с развитием и жизнедеятельностью поселка. А тут – от перемены всего одного гласного – все в корне меняется: Совиньон таки может стать твоим миром, Эдуард Петрович, но для этого нужно еще «разыграть» ряд людей из ближнего окружения основателя поселка, чтобы оказаться один на один, без конкурентов и врагов, с Александром Сачковым.
Первым «уходит» директор обслуживающей организации «Коммунсервис» Павел Лященко, усомнившийся в целесообразности перехода на индивидуальные договора с жителями, предложенного Мертвым. Вслед за ним «уходит» соратник Сачкова и создатель экономической модели Совиньона Александр Врублевский, считающий кооперативы идеальной формой самоуправления в поселке. Выдворяется председатель правления кооператива «Люстдорф» Николай Саенко, умевший требовать от Сачкова выполнения своих обязательств, в частности по парковой зоне Люстдорфа. Основатель Совиньона становится полностью управляемым, выполняя все кадровые рекомендации Мертвого. А тот, в свою очередь, позволяет остаться только «послушным», беспрекословно подчиняющимся и не задающим лишних вопросов сотрудникам.
Такая же участь постигла и медиа-центр, как только его работники сделали попытку наладить диалог с жителями Совиньона и задали неудобные вопросы «реформатору» Мертвому. В столь ответственный в войне с жителями момент совиньоновские медийщики просто обязаны были впаривать народу мантры Мертвого о необходимости заключения индивидуальных договоров, уничтожении кооперативов, как устаревшей формы «колхозного» бытия и прочих невыгодных для жителей реформах.
Чтобы ускорить «уход» медиа-центра, Эдуард Мертвой даже выкупил офисное здание, известное как Арка «Люстдорф», на 3-м этаже которой размещались совиньоновские медиа. А Сачков с удовольствием и незадорого продал эти ворота в Совиньон, видимо, испытывая острую нужду в деньгах.

«Арка не продана, детские праздники будут проводиться»

Плести интриги и лгать получается у Мертвого и его команды очень талантливо. В день появления новости о продаже Арки предпринимается слабая попытка ввести жителей в заблуждение. Вначале на малоизвестном ресурсе VseMedia появляется сочинение нанятых Мертвым студентов на тему «Арка не продана, детские праздники будут проводиться». Тут же вслед, когда Эдуард Петрович понял, что факт продажи офисного здания все равно не скрыть, он запускает слух, что покупатель – совсем другой человек, Ольга Максимова-Паламарчук. А ничего, что она, во-первых, ближайшая соратница Мертвого, а во-вторых, банально председатель профсоюза базара, у которой не может быть денег на 4-этажное здание?
Тут же, через «информбюро» Ольгу Паламарчук запускается новый слух, появление которого до сих пор не может простить Мертвому творческая интеллигенция Совиньона. Суть сплетни в том, что якобы известные художники, хореографы, модельеры и педагоги поселка (фамилии из соображений корректности называть не будем) написали петицию Министру культуры о том, что в Совиньоне якобы притесняются права детей. Ну, вот зачем это нужно было Мертвому? Предположение одно – отвлечь общественность от темы покупки Арки.

Простой одесский цеховик? Ой ли!

Как бы оправдываясь за свою дружбу с Мертвым, Александр Сачков не раз в беседах с разными людьми говорил, что Мертвой никакого влияния на управление Совиньоном и общественную жизнь в поселке не оказывает. «Да он просто цеховик, бизнесмен, ему интересно в Совиньоне зарабатывать». Ой ли, Александр Владимирович?!
Для того, чтобы убедиться в обратном, можно подвести итоги двухлетней активности Эдуарда Петровича Мертвого в Совиньоне:
1. Кадровые перестановки, увольнение ключевых менеджеров в управлении поселком;
2. Раскол совиньоновского общества на активистов и революционеров, друзей и врагов, своих и чужих;
3. Блокирование проведения ежегодных общих собраний кооперативов (в 2018 году их так и не провели);
4. Использование силовиков из сторонних частных охранных структур против жителей Совиньона (во время закрытого собрания 10 марта 2018 года);
5. Препятствование в проведении аудита хозяйственной деятельности и инвентаризации имущества кооперативов (хотя именно этого Мертвой добивался будучи лидером оппозиции);
6. Жесткое навязывание Индивидуальных договоров с обслуживающей организацией-монополистом;
7. Поддержка политики повышения тарифов на воду и дополнительных платежей за обслуживание сетей;
8. Внедрение практики показательных отключений домов жителей от подачи электричества (без суда и предупреждений, в частности, в зимние периоды – в назидание остальным);
9. Инициатива безвозмездной передачи внутренних электрических сетей Совиньона в собственность АО «Одессаоблэнерго»;
10. Закрытие медиа-центра и окончательная потеря надежды на получение лицензии на вещание в обозримом будущем;
11. Заказ клеветнических статей против жителей Совиньона, причинение совиньоновцам репутационного ущерба;
12. Приобретение «ворот» Совиньона, вслед за которым может последовать покупка Обслуживающей организации «Коммунсервис», что фактически сделает Мертвого хозяином поселка.
Как видим, побед и достижений много. Какие из них принесут пользу поселку? Да ровным счетом никакие. В чем интерес Мертвого, тоже понятно. Единственное, что можно пока только предположить: КОМУ ЕЩЕ ВЫГОДНО ТО, ЧТО СЕЙЧАС ПРОИСХОДИТ В СОВИНЬОНЕ? Кто за спиной Эдуарда Петровича уже потирает руки, чувствуя запах добычи? Ведь Мертвой – фигура не совсем самостоятельная – за ним стоят люди достаточно весомые. К примеру, Мертвой входит в бизнес-окружение Коломойского, общается с криминальными авторитетами и представителями групп, которые с большим удовольствием забрали бы Совиньон у Сачкова и совиньоновцев.

Думаете, случайность?...

Григорий Ровнов

Смотрите так-же:

_[С одного IP можно проголосовать один раз!]
Довольны ли Вы результатами собрания ОК"ЖК"Люстдорф 25-03-2018?
Да
Нет
Не интересно
Смотреть Результаты